479. ЖАН-ПЬЕР МЕЛЬВИЛЬ, «СТУКАЧ», 1962

стукачСмотреть гангстерские ленты Мельвиля это все равно что смаковать столетние вина. «Стукач» снят более полувека назад, но со временем стал только лучше, приобретя новые вкусовые и смысловые оттенки. Посему ставим Майлза ДэвисаBitches Brew») и делимся восторгами по поводу увиденного. В одном из интервью Жан-Пьер Мельвиль обмолвился, что его кино создано по особым законам с использованием определенных приемов, без которых он не мог обойтись. Мельвиль также обмолвился о связи своих картин с американскими гангстерскими образцами 30-х — 40-х годов. Всё это сугубо жанровые дела. Поэтому так важно правильно выстроить кадр; написать диалог, в котором слова будут как револьверные пули; подобрать изящный интерьер и создать определенную систему персонажей.

 

Итак, стукач. Стукач это клеймо, это презираемое во все времена и при всех режимах ремесло. И все же Мельвиль ухитряется показать такого стукача, который работает, сохраняя лицо. Вообще для героев Мельвиля сохранить лицо даже важнее, чем украсть пару-тройку миллионов франков. Но это особая статья. Герои Мельвиля всегда живут по кодексу. А обстоятельства всегда складываются так, что в глазах товарищей они этот кодекс нарушают. И тогда им приходится идти на новые преступления, чтобы доказать товарищам, что они не подлецы. Просто бандиты, но зато очень благородные. Не упасть лицом в грязь перед друзьями это их сверхзадача. А вот приобретение капитала это задача помельче, хотя тоже важная. Итак, стукач. Его здесь играет Жан-Поль Бельмондо. Зритель поначалу и думает про его героя, что тот самый заправский стукач. Но фильм сам по себе выстроен так, что карты до поры лежат рубашкой вверх. Мельвиль не спешит открывать карты. Это ничего, что поначалу поступки героя нам не по душе; чем дальше в лес, тем больше дров; к финалу зритель будет сбит с толку окончательно и бесповоротно.

 

И вот еще одна из особенностей кино Мельвиля. Вроде бы рано или поздно всё встает на свои места. Если гангстер погибает, то погибает незапятнанным. Если ему удается выжить, то опять-таки он не роняет чести. Но как раз в тот момент, когда столь специфическая справедливость торжествует, в действие вторгаются некие силы (назовем их высшими), которые не позволяют благородным гангстерам вполне насладиться награбленным добром. Казалось бы, всё было продумано до мелочей. Казалось бы, преступление было подготовлено идеально. Но высшие силы нагло вмешиваются в стройную и выверенную ситуацию, и вот тогда карты перестают лежать рубашкой вверх. Их поднимает порыв ветра, и они летят к самому небу, блестя своими яркими мастями. Вероятно, они летят в специальный гангстерский рай, предназначенный для сорвиголов, воспетых Мельвилем. Ведь должны же где-то эти сорвиголовы обрести покой и найти гармонию.

  1. ЖАН-ПЬЕР МЕЛЬВИЛЬ, «СТУКАЧ», 1962

15.05.2016, воскресенье, 00:54

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *