615. ЖАН-ПЬЕР МЕЛЬВИЛЬ, «САМУРАЙ», 1967

Вообще-то я собирался и даже начал смотреть отечественный фильм «Бедный, бедный Павел». Я уже упоминал, что слушаю курс лекций Леонида Мациха про масонов, а Павел-то у нас был масон. Правда, по словам Мациха, довольно хреновый масон и вообще дядька не в себе. Ну меня и потянуло посмотреть кино, чтобы узнать, как у нас трактуют образ Павла жнецы на ниве искусства. Оно бы ничего, но ввиду крайнего неприятия мной т а к о г о подхода к киноискусству (коротко говоря, хренового) я просмотр прекратил, хотя в голове уже были заготовлены броские фразы для рецензии. И ладно — пересмотрел «Самурая». Ален Делон, все дела. Блестящий фильм, стилистически и композиционно выдержанный безупречно. Отлично.

 

Тем, кто не знает, сообщаю, что это о наемном убийце. Такой, знаете, киношный киллер. Никогда не смеется, погружен в свои мысли, почти все время молчит, а если и говорит, то чеканными фразами, после которых неминуемо раздаются выстрелы. Он блуждает по безлюдным улицам, отказывает себе в удовольствиях и т.д. Глядя на него, невозможно представить, что этот человек может придти на вечеринку, мило шутить и как следует нажраться. Он больше другим озабочен — как бы лохом в чьих-нибудь глазах не показаться. Проблем, кстати, у него выше крыши. Проблемы сваливаются из-за нелепой случайности. После убийства он намеревается по-тихому уйти и вдруг сталкивается в коридоре с симпатичной девушкой. Прокол? О да. Досадный и обидный прокол, от такого не застрахован ни один киношный киллер.

 

Полицейский комиссар тоже хитрец. У него, видите ли, чутье. Он на раз считывает киллера и начинает копать на пустом месте, потому что поначалу доказательств нуль. В общем, завязывается противоборство. Все участники сохраняют спокойствие; есть подозрение, что деланное. А симпатии, естественно, на стороне киллера, иначе и быть не может. Вот если бы Ален Делон играл полицейского — мы бы на этого киллера положили с прибором. Но Делон есть Делон, с его обаянием можно оправдать любой порок.

 

Что еще? Мне почему-то подумалось, что когда Алексей Балабанов снимал «Кочегара», он имел в виду «Самурая» и вот в каком плане. Улицы пусты, персонажей не очень много, есть ощущение приближающейся трагедии. «Кочегар» снят примерно так же. Впрочем, не исключаю, что это только лишь мои домыслы.

 

А еще у героя дома живет канарейка. Это удивительная канарейка. Жрать-то она жрет, но не срет никогда. Ну не позволяют этого киношные законы. Да и как вы представляете себе Алена Делона, очищающего клетку от дерьма?!! Всем бы таких канареек.

 

Мельвиль — большой мастер. Он поднял гангстерское кино до небывалых высот. Все его фильмы трагичны, они сродни трагедиям античных авторов. Так тонко чувствовать трагическое дано далеко не каждому режиссеру. Я, собственно, и хотел посмотреть трагедию — вначале думал, что «Бедный, бедный Павел» в эти рамки вписывается. Но… А может, я ошибаюсь и зря гоню на хороший исторический фильм? Хотелось бы верить.

  1. ЖАН-ПЬЕР МЕЛЬВИЛЬ, «САМУРАЙ», 1967

29.03.2016, среда, 17:56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *