134. ВИКТОР СЕРГЕЕВ, «ШИЗОФРЕНИЯ», 1997

ВИКТОР СЕРГЕЕВ, «ШИЗОФРЕНИЯ», 1997«Шизофрения» — крайне амбициозная работа, сделанная в жанре политического детектива или триллера (как вам будет угодно); на мой взгляд, это работа не только амбициозная но и весьма удачная. Что касается политических детективов, то мне знакомы по большей части европейские образцы, такие как «Змей» Анри Вернея или «Топаз» Хичкока. Названия американских фильмов сейчас в голову не приходят, хотя, блин, «Топаз»-то американский! Эк я маху дал. Ничего, не беда. Однако даже если говорить об упомянутых фильмах, то нельзя не признать, что «Шизофрения» картина очень и очень самобытная. Меня при просмотре заинтересовали два аспекта — тема подчинения человека жестокой властью и атмосфера ельцинских времен.

 

Начнем со второго аспекта. Сегодня, глядя «Шизофрению», трудно поверить, что ситуация, здесь представленная, вообще возможна. Трудно представить, что воровские авторитеты могли составлять серьезную конкуренцию ФСБ, и так же трудно представить, что людей публичных профессий можно было вот так запросто отстреливать средь бела дня. (Их, разумеется, и сейчас и убивают, и прессуют, но делают это гораздо тоньше.) Так вот. Всё это представить трудно, но это действительно было. И Ельцина поливали грязью на всех телеканалах, и бандиты ходили по улицам, и в могущественность спецслужб верили лишь самые дальновидные, и, повторюсь, известных людей мочили на глазах у прохожих, которые и сами в любой момент могли быть раздавлены машиной по имени Беспредел. Я не хочу сказать, что сейчас ситуация в стране стала лучше. Я совсем так не думаю. Умный музыкант Андрей Панов как-то заметил, что власть меняется, а карательный аппарат остается. И к этому, право, добавить нечего.

 

Живя в России, трудно чувствовать себя защищенным, а если помыслить шире, то защищенным себя почувствовать нельзя вообще нигде. Собственно, авторы фильма об этом и говорят. Они показывают нам человека, которого пресловутый карательный аппарат все-таки сломал. И сломал только за то, что человек умел хорошо стрелять. Герой Абдулова попал под весьма хреновые жернова. Его загнали в угол. Такое, увы, бывает. Герою дали понять, что он пешка. Он пытался побарахтаться, но жернова его перемололи. Вывод здесь можно сделать только один: любая власть порочна. Власть это зло, а власть имущие это зло персонифицированное. Такие вот невеселые дела.

 

Ладно. Мне осталось лишь сказать пару слов о замечательных ролях Александра Абдулова, Александра Збруева, Юрия Кузнецова, Бориса Клюева, Кирилла Лаврова и Виктора Степанова. И, конечно же, о блестящих эпизодах, в которых сыграли Джигарханян, Трофимов и Броневой. Инструктор по стрельбе, гример и портной. Люди, служившие еще при Сталине. Каждый из них по ходу сюжета рассказывает байку о тех временах. О временах, которые, как мы видим, совсем не изменились. Сталин умер. Берию замочили. Власть поменялась. Остался хренов карательный аппарат.

 

  1. ВИКТОР СЕРГЕЕВ, «ШИЗОФРЕНИЯ», 1997

09.05.2014, пятница, 13:48

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *