540. ВЕРНЕР ХЕРЦОГ, «КОБРА ВЕРДЕ», 1987

kobra-verdeПуть разбойника это не всегда путь душегуба; в иных случаях это путь святого, с оговоркой, что святые тоже бывают душегубами.

 

Бразильский разбойник по прозвищу Зеленая Кобра, сыгранный Клаусом Кински, с самого начала осознаёт свою обреченность. Это читается в его взгляде. Он выбирается живым из очень нехорошей переделки, понимая, что таких переделок в его жизни будет еще воз и маленькая тележка. Действие поначалу разворачивается в Бразилии накануне отмены рабства. Наш Кобра Верде человек белый; к рабству он относится положительно, он не прочь даже навариться на этом деле. Но ведет он себя как аскет, а его грехи это грехи субъекта, давно растратившего все иллюзии, но тем не менее бесчинствующего с остервенением, на какое только способен потерявший надежду авантюрист не от мира сего.

 

Он попадает в услужение к богатому и порочному плантатору. На плантациях, как водится, царит произвол. Кобра Верде словно не замечает зла; понятия о добре и зле давно смешались в его мозгу в непонятную даже для него самого кашу. Он только знает, что его не ждет ничего хорошего. И он сам провоцирует беду: соблазняет троих дочерей плантатора, прекрасно понимая, что по голове его за это не погладят. Однако святой должен действовать себе во вред, не так ли?

 

Разбойника отправляют в Африку, чтобы он занялся подобающим ему делом: работорговлей. А Африка она и есть Африка. Это край хаоса и самой бессмысленной смерти, какую только можно себе представить. Дикари танцуют, впадают в транс, хватаются за копья, продают своих братьев в рабство и ведут бесконечную гражданскую войну. Для Кобры Верде это славная среда обитания. Ему непременно нужно выбиться в лидеры, попутно совершив толику злодеяний и попав в нешуточный переплет. Он словно японский самурай, который из двух дорог выбирает ту, что ведет к смерти. Чувство обреченности только обостряется, а морщин на лице становится еще больше. Но чашу нужно испить до дна; таков удел разбойника и по совместительству святого. Таков удел того, кто не умеет считать свои жертвы и оставляет после себя трупы лишь для того, чтобы страдать.

 

Примерно так выглядит фильм «Кобра Верде». Реалистичный и бескомпромиссный. И Клаус Кински, играющий так, будто он взаправду и есть тот самый разбойник, смотрится здесь поистине страшно. Это уже не шут с некрасивым лицом, кривляющийся на потеху публике. Это актер, который своей кровью платит зрителю за негативные эмоции. Он страшен не только в качестве лицедея, но и в качестве сгустка негативной энергии. Недаром о скандалах на съемочной площадке фильма «Кобра Верде» ходят легенды. Скандалы сопровождали Херцога и Кински всякий раз, когда они работали вместе, а случалось сие довольно часто. Странно, что они друг друга не поубивали…

  1. ВЕРНЕР ХЕРЦОГ, «КОБРА ВЕРДЕ», 1987

08.09.2016, четверг, 17:26

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *