365. СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ, «АССА», 1987

ассаЯ помню, как увидел этот фильм впервые. Был май 1988 года, мне было девять лет, родители взяли меня в кино. Обычно в кино мне бывало скучно, как и в театре, во всяком случае — в детстве. Я все время высчитывал, сколько осталось до конца. На картине «АССА» скучно не было. Зал был забит молодежью. Теми, кого тогда было принято называть неформалами. Рокерами этих людей никто не звал; рокерами в ту пору называли мотоциклистов. И вот я увидел, как в финале Цой поет песню про перемены. Я очень этим проникся. В том смысле, что подумал: «Вот круто стоять так на сцене и кривляться перед толпой». С тех пор я начал вынашивать идею собственной рок-группы, и это полностью меня отпустило совсем недавно. А тогда, после сеанса, когда я шел с родителями по центру Питера, мне неумолимо хотелось выглядеть так же круто, как Цой. Но что я мог сделать? Я немедленно расстегнул все верхние пуговицы на рубашке и решил, что довольно крут. Но родители тут же потребовали, чтобы я застегнулся, потому что так недолго и простудиться.

 

Сегодня многие поминают фильм «АССА» недобрым словом. Наверное, из-за того, что в картине видится откровенное неприятие советской действительности. В среде интеллектуалов, напротив, сейчас принято СССР хвалить. Либералы не любят фильм по другим причинам. Дело в том, что исполнитель главной роли Сергей Бугаев оказался замешан в каких-то непонятных делах и людям попросту не хочется признавать за ним роль лирического героя. Опять же я слышал такой упрек: «Нелепо, что Цой устраивается на работу в ресторан». И всё в таком духе. Лично я на все эти претензии плевать хотел, и по сию пору «АССА» один из любимейших мною позднесоветских фильмов. Вот продолжение Соловьеву явно не удалось. Вторая часть вышла попросту непрофессиональной. Но это ничего. Та картина 1987 года существует сама по себе как некий памятник чаяниям продвинутой молодежи, жившей в загнивающем Союзе.

 

Знаете, какую сцену я считаю кульминационной? Это эпизод, в котором Крымов приходит в комнату Бананана и смотрит на всё то безобразие, которое там царит. Портреты Ника Кейва и Гагарина и всякое такое. Тут же нам демонстрируют сон Бананана. Здесь налицо столкновение двух миров. Первый мир это мир советский, коррумпированный. Его олицетворяет цеховик Крымов, который не хочет смотреть вперед, но кичится своим могуществом и силой. Второй мир это мир продвинутой музыки, мир поэзии и искусства вообще. (Кстати, Крымов тоже небезразличен к искусству, но все равно он чужой.) Истинное искусство не может существовать в рамках советской действительности, ему там тесно. И олицетворяет этот мир паренек Бананан, настолько модный, что за ним не поспевает время. А сама сцена течет под отличнейшую песню группы Аквариум «Плоскость». Это очень красивая и психоделическая песня. Она разрывает опостылевшие рамки и стремится в область чистого творчества. (Как Гагарин в Космос.)

 

Ну а сюжетный конфликт всем, кто видел фильм, наверняка понятен. Я нарочно писал рецензию так, будто все мои добрые читатели это уже смотрели. Впрочем, я уверен, что с людьми моего поколения так и есть: они смотрели. Остальным же я фильм горячо рекомендую. Такие у нас на сегодня пироги.

  1. СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ, «АССА», 1987

06.09.2015, воскресенье, 20:34

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *