320. СЕРГЕЙ ПАРАДЖАНОВ, ДАВИД АБАШИДЗЕ, «ЛЕГЕНДА О СУРАМСКОЙ КРЕПОСТИ», 1984

легенда о сурамскойВ чьих-то воспоминаниях (вот к стыду не помню, в чьих!) о Параджанове я читал, что даже снимая кино в паре, он никого не подпускал к творческому процессу. Мир Параджанова это мир красивых людей и предметов. Говоря о нем, мы должны ставить между людьми и предметами знак равенства. Отчего его герои так красивы? Они очень нарядно одеты. Их пальцы в перстнях, шеи в ожерельях, головы в самых немыслимых уборах. Параджанов любил красивые вещи. В тех же воспоминаниях я прочел, что все драгоценности в его картинах были настоящими. Камни не были поддельными: нужен янтарь — Параджанов брал янтарь. Нужна бирюза — брал бирюзу. Оружие тоже брал настоящее — Бог знает, из каких коллекций. И вот все это великолепие: ковры, блюда, чаши, кинжалы — все это играло в его картинах роль, не меньшую, чем люди. Отсюда и кадры, на которых людей вообще нет: например, кадр с весами и двумя пригоршнями золотых монет. Или ковер, на нем кинжал, гранат и голубка. И это давало необходимый эффект. «Легенда о Сурамской крепости» очень красивый фильм. Потому что Параджанов эту красоту чувствовал. Его трудно упрекнуть в безвкусице.

 

Был он весел и вспыльчив одновременно. Был капризен. Хотел два десятка верблюдов в картину. Ему привели только трех, он топал ногами и орал… Это я тоже почерпнул в упомянутых воспоминаниях. Зато с овцами в СССР дефицита не было. В итоге Параджанов загнал в картину стадо овец. С лошадьми дело тоже обстояло проще, чем с верблюдами. Но уж лошади были отменными. У Параджанова они гарцуют, демонстрируя свою стать; ими невозможно не любоваться. Разумеется, он не мог обойтись и без колоритных физиономий. Давид Абашидзе, заявленный как второй режиссер-постановщик, сыграл в фильме сразу две роли. Он чрезвычайно колоритен. Его лицо хитро и лукаво. Он сыграл волынщика, и волынка, из которой он извлекал звуки, не была поддельной. То была настоящая старинная грузинская волынка. Но это опять к разговору о предметном мире в кино Параджанова

 

Нужно сказать и о его киноязыке. Параджанов это почти всегда резкий монтаж. Его фильмы как лоскутное одеяло, при этом каждый кадр-лоскуток — произведение искусства. И здесь Параджанов шагнул гораздо дальше своего вечного соперника Пьера Паоло Пазолини. То, что Пазолини только наметил в своих античных и средневековых картинах, Параджанов довел до совершенства.

 

А еще он был горазд на хитрости. Как разрушить крепость? Как заснять падающие стены? Очень просто. Надо снять отражение крепости в зеркале и зеркало разбить. Как показать, что девушка постарела? Нужно выстроить кадр, в котором одна актриса будет заслонять другую, и попросить их двигать головами, словно это не головы, а маятники из часового механизма. Да, Параджанов был изобретателен. Весельчак и капризуля. Матерый художник и наивный ребенок в одном лице.

  1. СЕРГЕЙ ПАРАДЖАНОВ, ДАВИД АБАШИДЗЕ, «ЛЕГЕНДА О СУРАМСКОЙ КРЕПОСТИ», 1984

08.06.2015, понедельник, 01:45

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *