341. СЕРДЖО КОРБУЧЧИ, «ДЖАНГО», 1966

джанго

 

 

Всю жизнь был уверен, что итальянское имя Серджо пишется как «Серджио». И так ведь и было. Ан теперь глянул в интернет, а там повсюду Серджо. Ну ладно, пусть так, хотя это и бесит. Привык к «Серджио». Хрен с ним, пусть будет «Серджо Корбуччи»… Вообще о фильме «Джанго» я скажу немного. Скажу, что он у меня на втором месте после нетленок Серджо Леоне, которые у меня на первом месте все скопом. «Джанго» это готический вестерн. Завораживают красные капюшоны, которые носят люди майора Джексона. Завораживает атмосфера всеобщего цинизма, который граничит здесь с мелодраматическими соплями, взятыми будто из бразильской мыльной оперы. Завораживает гроб. И зыбучие пески тоже. И потрясающая песня Луиса Бакалова. И невероятной красоты Лоредана Нусиак, сыгравшая Марию. И носатый Хосе Бодало, сыгравший генерала. Франко Неро в меньшей степени, но и он хорош. А теперь поговорим о спагетти-вестернах вообще.

 

Вы, наверное, заметили, что я крайне мало пишу о спагетти-вестернах. А ведь было время, я сходил от них с ума. Серджо Леоне вообще был одним из тех, с кого я начинал свое знакомство с европейским кино. Почему же я пишу об этих фильмах так мало? Скажу честно: они мне надоели. Я пересматривал Серджо Леоне столько раз, что уже все знаю наперед. Я его наизусть знаю. Остальные образчики я смотрел-смотрел, но потом понял, что все они очень друг на друга похожи и ловить здесь больше нечего. Жанр, к сожалению, себя исчерпал. Итальянцы наснимали этих вестернов воз и маленькую тележку. С 1964-го по 1969-й они снимали особенно много. Это, спору нет, очень хорошие фильмы. Но я не могу смотреть их бесконечно. Другое дело — вестерн классический, американский. Он мне гораздо менее интересен, но как жанр он еще не исчерпан. Совсем недавно это доказал Тарантино, сняв «Джанго освобожденного». Тут вообще можно много чего напридумывать — я имею в виду, в жанре классического вестерна. А спагетти-вестерн спекся после того, как Леоне снял «Однажды на Диком Западе». Он закрыл тему, он сделал эпическое полотно; после него все эти небритые физиономии стали неуместны. Таково мое крайне субъективное мнение.

 

Вот вам еще история о восприятии спагетти-вестернов неподготовленными зрителями. В далекие 90-е мой отец, который, как и я, фанател от Леоне взялся на каком-то семейном торжестве показывать отрывки из фильма «Хороший, плохой, злой» своему брату, моему дяде. При этом присутствовала дядина жена, моя тетя. И вот она говорит отцу: «Что это вообще такое? Я вижу трех грязных и небритых мужиков, которые бегают по пустыне. И это кино? Трое грязных мужиков? Ты сбрендил?» Прошло лет двадцать, и мы снова собрались на семейном торжестве. Тетя сказала отцу: «Тут по каналу “Культура” очень нахваливали твой любимый фильм. Прямо так нахваливали, что я не выдержала и посмотрела. И все-таки я опять не поняла: что они нахваливали? Троих грязных и небритых мужиков?» Вот такая история.

 

А вообще все, что я сказал, наверное, чересчур субъективно. Есть, есть в спагетти-вестернах офигительное очарование. Это уникальное явление в кинематографе. Тот случай, когда итальянцы переплюнули американцев, сыграв на их меже. И это очень здорово.

  1. СЕРДЖО КОРБУЧЧИ, «ДЖАНГО», 1966

19.07.2015, воскресенье, 20:04

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *