359. МИХАИЛ ШВЕЙЦЕР, «МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ», 1979

маленькие трагедииЯ даже не знаю, как мне начать этот разговор. «Маленькие трагедии» Пушкина это одно из тех произведений, которые будоражат воображение и при каждом новом прочтении открывают совершенно новые смыслы. Михаил Швейцер, ставя фильм, не ограничился четырьмя пьесами А.С.; сквозным и главным сюжетом он сделал «Египетские ночи», добавил несколько стихотворений и прозаических набросков поэта, взял даже «Гробовщика» из «Повестей Белкина»… К материалу подошел трепетно; собрал на площадке лучших советских актеров; и в итоге получился удивительный и новаторский фильм. Фильм с множеством режиссерских находок; фильм, достойный того, чтобы о нем всерьез говорили пушкинисты (а ведь пушкинистика это отдельная наука!). Так вот. Прежде всего, меня интересовали, конечно, интерпретации. Насколько глубоко копнул Швейцер? В случае с «Маленькими трагедиями» копать можно бесконечно. Можно бесконечно отвечать, к примеру, на вопрос, во имя чего Сальери отравил Моцарта или какова на деле сущность скупого Барона. Швейцер, как и Пушкин, склонен, скорее, ставить вопросы, и это, по-моему, прекрасно. Изящное режиссерское воплощение, как и оригинал, заставляет нас бесконечно думать и фантазировать.

 

Композиционно фильм составлен виртуозно. Он составлен из очень разных сюжетов, которые держатся на одном стержне — взаимоотношениях Чарского и Импровизатора. Конфликт, заданный Пушкиным в «Египетских ночах», чрезвычайно интересен. Живет Чарский, мечтающий писать хорошие стихи, но крайне самокритичный и от того страдающий. Нищий Импровизатор ищет у него покровительства. Чарский невольно склоняется перед его даром, хотя прагматичность и жадность Импровизатора вводят его в ступор. Как бы там ни было, но назначен вечер для представления. Гости пишут на бумажках темы, и Импровизатор начинает колдовать. Каждый гость лелеет внутри себя свою, сокровенную тему и получает от Импровизатора исчерпывающий ответ на мучащие вопросы. Более других трепещет Алексей Иванович, без памяти влюбленный в княгиню Вольскую. Ему нужно подтверждение для своих идей. В итоге возникает тот самый страшный, но и сладостный договор, который обрекает Алексея Ивановича и возносит Вольскую. Договор Клеопатры. Договор, от которого стынет кровь в жилах. И надо сказать, что Наталья Данилова действительно сыграла femme fatale, прекрасную и хищную. Вот какой должна быть истинная светская львица! Ради такой не жалко и на плаху,

 

К сожалению, не обошлось и без прокола. Я говорю о новелле «Каменный гость». Увы, но постановка «Каменного гостя» сильно проигрывает всему остальному. Я очень люблю Владимира Высоцкого, и я знаю, что Дон Гуан это его последняя кинороль, но… Короче, он не справился. Это очень обидно, но это так. Его реплики неубедительны, его игра негармонична. Только что он блестяще сыграл в картине «Место встречи изменить нельзя». И попал на площадку к Швейцеру. Вместе с ним из фильма Говорухина туда перекочевали Лариса Удовиченко, Сергей Юрский, Наталья Данилова и Леонид Куравлев. Что касается Куравлева, то опять он играл с Высоцким в паре — ему досталась роль Лепорелло. И я представляю себе это так: встретились они вновь и сказали друг другу: «Здравствуй, Копченый». — «Приветствую, гражданин начальник». — «Ну что? Теперь “Дон Гуана” разыграем?» — «Отчего нет, гражданин начальник?» И худо-бедно, но разыграли.

  1. МИХАИЛ ШВЕЙЦЕР, «МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ», 1979

27.08.2015, четверг, 09:06

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *