84. МАРИО МОНИЧЕЛЛИ, «МАРКИЗ ДЕЛЬ ГРИЛЛО», 1981

МАРИО МОНИЧЕЛЛИ, «МАРКИЗ ДЕЛЬ ГРИЛЛО», Жил в Италии в начале XIX века маркиз. Звали его дель Грилло. Чем он промышлял, я не знаю, ибо никаких мемуаров и писем, касающихся его личности, не читал. Но в 80-е годы века XX мастер итальянского кино Марио Моничелли счел, что сей маркиз достоин того, чтобы о нем протрубили на весь мир. И снял о нем в меру злую и в меру смешную комедию. Моничелли показал нам гордого, но падкого на жестокие шутки феодала. Его маркиз в исполнении любимца публики Альберто Сорди не самодур и даже не тиран. Но над людьми, стоящими ниже его, поизмываться он любит, ибо полагает, что дворянский титул и дарованная власть дают ему такое право.

 

Альберто Сорди прекрасно вжился в образ скучающего и от того шалящего маркиза. Костюм знатного господина пришелся ему впору. Поскольку в итальянском кино (и я уже об этом писал) сильные очень любят унижать слабых, то и наш маркиз кажется зрителю изрядным засранцем. Шалит маркиз, между прочим, в довольно неподходящее для шалостей время — в период наполеоновских войн. Его приключения, согласно сюжету, начинаются в 1809 году. Потом французы свергают папу Пия, чему маркиз не очень-то и расстраивается, хотя сам же присягал папе на верность. В 1812, после разгрома в России, французы уходят, а добряк-папа прощает беспутного маркиза.

 

На протяжении всей картины дель Грилло ведет себя как нашкодивший ребенок, хотя и прожил половину отпущенного ему срока. Так же ведут себя герои другой комедии Моничелли «Мои друзья». В том фильме (а вернее, в трех его частях) компания престарелых весельчаков измывается над всеми, кто попадается им под руку. На дворе 70-е годы XX века. Моничелли хочет доказать зрителю, что злые шутки и шкоды — хорошее средство от неминуемой в пенсионном возрасте депрессии. Истинный шут должен петрушничать и на краю могилы. Ибо чем еще можно заниматься в нашей суровой юдоли? Вот и маркиз Грилло, зная, что жизнь его по большому счету бессмысленна, шалит подобно трехмесячному козленку.

 

Он богат, знатен и облечен властью. Цена этим благам для него просто пшик. Зачем нужны деньги и власть, если старуха с косой придет без предупреждения? Единственный выход — насмехаться над любыми святынями и унижать бедняков. Пусть знают, что итальянские феодалы не только философы, но еще и мерзавцы. Чем-то упомянутый маркиз напоминает русских бар времен крепостного права. Он ведь и живет с ними в одно время. Русские баре, владевшие огромными землями и тысячами крестьянских душ, тоже ни в чем себе не отказывали. Только смерть была для них неизбежной.

 

Это ли не повод для пьянства, блуда и прочих земных радостей? Вот почему я утверждаю, что образ жизни Грилло это своеобразный эскапизм; своеобразный вызов высшим силам, которые с мрачным спокойствием наблюдают за его проказами. Такие вот Карлсоны жили когда-то в Италии. Ни дать ни взять из детской сказки Астрид Линдгрен. Только были они не мужчинами в самом расцвете сил, а мужчинами, с печалью думающими о Вечности.

 

  1. МАРИО МОНИЧЕЛЛИ, «МАРКИЗ ДЕЛЬ ГРИЛЛО», 1981

07.01.2014, вторник, 15:43

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *