127. ЛУИС БУНЮЭЛЬ, «ПРИЗРАК СВОБОДЫ», 1974

ЛУИС БУНЮЭЛЬ, «ПРИЗРАК СВОБОДЫ», 1974Блестящий образец позднего творчества Бунюэля. Вслед за «Скромным обаянием буржуазии» Бунюэль снимает картину, в которой сюрреалистические веяния показаны без всякой маскировки; по сути картина «Призрак свободы» настолько же иррациональна и труднообъяснима, как и «Андалузский пес». Это, разумеется, не может не радовать. Если в других картинах Бунюэль рассказывал истории, которые возможно было интерпретировать как вполне традиционные, то в «Призраке свободы» он сыграл с открытыми картами и достиг отличного эффекта. К 1974 году Бунюэлю было позволено многое. Он был волен выбирать на роли своих героев звезд первой величины, а те, в свою очередь, расценивали участие в его фильмах как большую удачу. Отсюда обилие популярных актеров в «Призраке Свободы» — Адольфо Чели, Милена Вукотич, Моника Витти, Жан Рошфор, Жан Клод Бриали и, конечно же, Мишель Пикколи, которому, увы, опять досталась роль не то чтобы невразумительная, но до слез крошечная.

 

Вообще Бунюэль, приглашавший Пикколи в свои картины довольно часто, почти никогда (исключение — «Дневная красавица» и, быть может, «Смерть в этом саду», который я не видел) не давал ему разыграться как следует. Подтверждение тому — фильм «Дневник горничной», роль в котором Пикколи я склонен рассматривать как провальную. Однако мы отвлеклись. К 1974 году Бунюэль мог позволить себе и еще кое-что, о чем мечтал всю свою сознательную жизнь. Наконец-то без оглядки на ханжеские устои он смог вдоволь посмеяться над католической церковью. Он высмеивал ее почти в каждой своей картине, но в 50-е в Мексике ему приходилось говорить об этом Эзоповым языком, тогда как во Франции в 1974 году, после победы сексуальной революции и прочих побед капиталистического общества он мог без опаски рисовать самые смелые картины, естественно, сообразуясь с собственным чувством такта, которое никогда его не подводило.

 

Картина «Призрак свободы» это своеобразный сборник сюрреалистических эпизодов или, если позволите, Декамерон сюрреализма. Так вот: сцена с монахами, которые играют в карты с едва одетой прехорошенькой медсестрой (Милена Вукотич), одна из наиболее ярких в фильме. Впрочем, ярких сцен тут хватает. Особый же шик заключается в том, что здесь присутствует игра с такими непростыми категориями как миропорядок или жизненный уклад. Композиционно картина сделана так, что герои, встречающие друг друга на разных этапах развития сюжета, расходятся как бы для того, чтобы продемонстрировать зрителю, что они живут словно в параллельных реальностях, несмотря на общение друг с другом. В одной из этих реальностей открытки с изображением архитектурных памятников кажутся неприличными; в другой гости, сидя за столом, не едят, а испражняются; в третьей приговоренный к смерти расценивает свой приговор как победу на процессе и т.д.

 

И это, повторюсь, не мешает героям, исповедующим столь разные принципы, жить на одной планете и даже в одной и той же стране. Впрочем, на то и сюрреализм, чтобы одни ломали себе голову, а другие в полной мере наслаждались происходящим. Жизнь по Бунюэлю вовсе не трагична, а всего лишь абсурдна. И это, согласитесь, немного успокаивает.

 

  1. ЛУИС БУНЮЭЛЬ, «ПРИЗРАК СВОБОДЫ», 1974

25.04.2014, пятница, 11:12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *