362. ЛУИС БУНЮЭЛЬ, «ДНЕВНИК ГОРНИЧНОЙ», 1964

дневник горничнойНужно бы мне почаще писать о Бунюэле. Он для меня непререкаемый авторитет и просто один из любимых режиссеров. Я очень хотел бы написать о «Виридиане», потому что мне кажется, что в связи с этой картиной у меня действительно есть умные мысли. Хочется написать об «Этом смутном объекте желания», но прежде я должен прочесть книгу «Женщина и паяц», по которой он поставлен; книга пылится на полке, она небольшая, но вот руки не доходят. «Дневник горничной» тоже поставлен по книге. По одноименному роману Октава Мирбо. Я и этот роман не читал и потому не знаю, много ли Бунюэль и Жан-Клод Каррьер (постоянный соавтор сценариев позднего Бунюэля) здесь изменили. Меня хватило лишь на то, чтобы прочесть аннотации к двум другим версиям «Дневника горничной», но этого недостаточно, чтобы рассуждать о том, как трансформировался из десятилетия в десятилетие один и тот же замысел. В общем, я подхожу к разговору не во всеоружии, и это тем более обидно, что рецензируемая картина Бунюэля у меня одна из самых любимых. Но… Давайте будем говорить о Жанне Моро.

 

Жанна Моро, собственно, горничную и играет. Время и место действия — глухая французская провинция конца 20-х годов. Все, кто видел Жанну Моро, понимают, что она красавица с норовом. (Она жива, ей 87 лет; дай Бог ей прожить еще много.) Так вот. Такую на кривой кобыле не объедешь. И горничную из фильма соответственно не объедешь тоже. А попадает наша Селестина в тот еще дом. Ну, глава семейства, фетишист, любящий глядеть на ножки в кожаной обувке, это понятно. У Бунюэля по поводу женских ступней определенно был пунктик, и чем больше я смотрю его фильмы, тем больше убеждаюсь, что он и сам подобную красоту боготворил. (Вот что значит католическое воспитание! Когда нет возможности видеть обнаженные плечи или коленки, поневоле воздашь хвалу ступням!) Однако мы отвлеклись. Дочь главы семейства тоже женщина своеобразная; в Селестине она видит соперницу и в общем-то не в восторге от появления новой горничной. Есть еще зять главы семейства (Мишель Пикколи), который блуждает по дому как в воду опущенный, но не забывает прижать Селестину в темном углу. Впрочем, он тюфяк, и Селестина всегда выскальзывает.

 

Главный же конфликт возникает между Селестиной и дюжим слугой-садистом по имени Жозеф. Он откровенный негодяй, хотя актеру Жоржу Жере удалось создать по-настоящему выпуклый образ. Причем сделал он это так: попросту нагромоздил массу мерзких качеств друг на друга, вот и получился человек из крови и плоти, о котором трудно сказать что-то хорошее. Жозеф доносчик, мужлан, антисемит (даже более — фашист), педофил и убийца. Достойный враг для знающей себе цену Селестины. Впрочем, как у них там в схватке не на жизнь, а на смерть вышло, я рассказывать не буду. Поделюсь только тем, что неприступная горничная Селестина уже после истории с Жозефом вышла замуж хоть и за неплохого, но все же за очень сумасбродного человека вдвое старше ее. И Селестину можно попытаться понять. Жизнь ведь надо как-то устраивать. Хотя сдается мне, что руководствовалась она совсем другой логикой. Какой? А вот этого понять нам не дано. Одному Богу известно, как молодые и красивые выбирают себе муженьков. И кстати, сценой Божьего гнева фильм и завершается. Надеюсь, я вас заинтриговал.

  1. ЛУИС БУНЮЭЛЬ, «ДНЕВНИК ГОРНИЧНОЙ», 1964

31.08.2015, понедельник, 19:48

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *