156. ЛУИДЖИ КОМЕНЧИНИ, «БОЛЬШАЯ ПРОБКА», 1979

ЛУИДЖИ КОМЕНЧИНИ, «БОЛЬШАЯ ПРОБКА», 1979А вот не строчил я еще рецензий в любезном мне стиле чепухенции. А вот! Чепухенция. Слово-то какое хорошее! Чего я тут буду в обход чепухенции мыслить? Не нужно. Я козак, не хочу! Я закурю люльку, выкручу Doors погромче, я на солнышке погреюсь. С иной стороны и верно — коль недосуг говорить об вывертах Уго Тоньяцци и Депардьё, то и рецензия не по тому руслу потечет. Русло это по-нашенски Русь, а там Италия. Там Анхела Молина чихать на всё хотела, там Фернандо Рей для галочки в послужном списке отметился. Там Патрик Деваэр с Миу Миу из Парижей примчал. Но… То ведь не былина, а быль. Вот чуваки съехались на автомобилях. Вот застряли в пробковом шлеме. То есть мы-то понимаем, что не в пробковом шеломе, а в пробке-с. Но мы говорим — в пробковом, в шляпе, наконец, соломенной. Саломея? А вот-таки Саломея здесь ни при чем. Ну ладно, застряли они в треухе гулаговском и смекают. Вот, кстати, блин, теперь в интернете слово новое в чести: «смекалочка». Пичалька давно в пролете. Теперь смекалочка. И вот захотел Альберто Сорди насрать добрую кучу котях, ан в пробковом шлеме стоит надо за машины отойти да и сесть на корты — смекалочка. Иль трое отморозков захотели внутри сей сумятицы изнасяфкать Анхелу Молину они ж тем часом кое-кому по башне настучали — смекалочка. Иль вот Фернандо Рей-с с Анни Жирардо поругамшись так Фернандес ключики-лучики в карман спрятал — смекалочка. Иль вот Марчелло вошел в хижину бедняка а там ивонная жена так он шельмец бедняка-от за бухлом послал — смекалочка. И таким вот манером я тебе, добрый друг мой, сюжет фильмы пересказываю — смекалочка. То есть ты уж смекнул, что, встав в фетровую шляпу, герои-алкоголики познали многия приключения. Об сем и фильма. В синематеке такое смотреть надо, а я вот синематекой пренебрег. А снилось мне сегодня, что на трекер выложили «Остию» Серджио Читти по сценарию старого Пазони-Мармазони. Зайти что ль на трекер но где ж тогда — СМЕКАЛОЧКА???? Вот и Джимка Моррисон надрывается, а я пешу это песьмо. И напоследок замечу, да и не в первый раз, что он вовсе не Джим Моррисон, а Джим Море. Остальные же — Робби Книжка, Рэй Мазурик и Джон Дерюга. Эх, зюмы! Эх, зюмы, друганы мои! Эх! Эх! Ура! Вдоволь и поперёколь нагорбиться надо туточки… Эх, сисюны!

 

  1. ЛУИДЖИ КОМЕНЧИНИ, «БОЛЬШАЯ ПРОБКА», 1979

22.06.2014, воскресенье, 11:19

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *