431. ЛУИ МАЛЬ, «МИЛУ В МАЕ», 1990

милу в маеКак хорошо в пятницу вечером включить доселе тебе неизвестный фильм французского классика и убедиться в том, что фильм классный, что Луи Маль и в 90-е снимал тонко и остроумно… А тут еще и Мишель Пикколи! А сценарий Малю помогал писать Жан-Клод Каррьер, виртуоз своего дела! Даже моя мама, которая смотрит со мной исключительно советские фильмы, на сей раз составила мне компанию и подметила в картине множество интересных нюансов. Вообще «Милу в мае» богат на нюансы; это один из тех крепко сбитых фильмов, где каждый поворот головы того или иного актера что-нибудь да значит. Тут даже кошка — вполне себе полноценный герой. Ну а что касается самого фильма, то это вам и комедия, и драма, и абсурд, и ретроспектива, и все что угодно.

 

Май 1968 года. В Париже очень неспокойно. А в деревне до поры тихо. В доме старого Милу, у которого умерла мать, только старый громоздкий радиоприемник. То и дело отключают электричество; новости долетают фрагментарно. Правда, поблизости уже расхаживают молодчики с красными флагами, да и кладбищенская мафия бастует. Но симпатичных буржуев, которые собираются похоронить старушку, никто не тронет, их страхи так и останутся страхами. А вообще бояться им некогда — нужно решить много вопросов: человек умер, оставил наследство, и в кои-то веки все родственники собрались у старика Милу, чтобы вначале изрядно поругаться, а потом и помириться. Потом у них дело дойдет и до совместного пикника с марихуаной — ни дать ни взять хипповская коммуна, хотя, повторюсь, они все без исключения буржуи.

 

Характеры здесь самые разные. Ведут они себя так, как обычно и ведут себя родственники перед похоронами. Шок прошел, горечь от утраты они осознАют немного позже, а сейчас у них нездоровая эйфория — так на людей действует чужая смерть. И все они бросаются от одного дела к другому. То наследство делят, то вино пьют, то новости слушают, а женщины еще и шипят друг на друга, как змеи.

 

Дальше больше. Дело в том, что родственники покойной зачем-то навели в дом посторонних — любовницу, какого-то дальнобойщика, любовницу-лесбиянку и все в таком духе. Посему тарарам им обеспечен. Тут же и дети под ногами путаются, и входящая в нежный возраст правнучка покойной, наблюдая за взрослыми, видит и слышит то, чего детям видеть и слышать вовсе не полагается. Но тут ведь все как с цепи сорвались, поэтому нежное создание открывает для себя много интересного и за пояснениями идет к лучшему другу — дедушке Милу, который довольно ловко отвлекает ее от неподобающих сцен.

 

Опять сатира на буржуев? А почему бы и нет? Французские нонконформисты буржуев никогда особо не жаловали, хотя сами без зазрения совести пользовались благами развитого капитализма. Впрочем, наши буржуи довольно симпатичны; режиссер их любит. Он позволяет им ходить по потолку, но не позволяет зрителю относиться к ним с пренебрежением, разве что самую малость.

 

Ну а дальше начинается и вовсе нечто дикое, и продолжается оно вплоть до финала, после которого зритель (в данном случае я) остается чрезвычайно довольным. Что ж, Луи Маль это Луи Маль. Это не может быть плохо.

P.S. На вертушке Cream.

  1. ЛУИ МАЛЬ, «МИЛУ В МАЕ», 1990

30.01.2016, суббота, 00:40

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *