321. ЛИЛИАНА КАВАНИ, «НОЧНОЙ ПОРТЬЕ», 1974

ночной портье

В связи с фильмом «Ночной портье», я хочу повторить тезис, который излагал, говоря о фильме «Сало, или 120 дней Содома». Но прежде следует заметить, что хотя картина «Ночной портье» весьма эмоциональна, в данной рецензии нас это интересовать не должно. В противном случае мы уйдем в патетику, а она здесь нежелательна. Разве что под завязку мы пропоем хвалебную мини-оду великому Дирку Богарду, который вывел картину на невиданные высоты. Итак, приступим.

 

Существует некая система (в данном случае служба СС), которая варится в собственном соку и живет по своим законам (абсолютно бесчеловечным). В рамках этой системы существуют палачи и жертвы. Есть теория, согласно которой палач и жертва, стоя по разные концы системы, тем не менее соблюдают одни и те же правила. Грубо говоря, они играют в одну и ту же игру. Жертва подыгрывает палачу, зная, что иначе она поступить не может. Тем самым жертва себя обрекает. Преодолеть этот замкнутый круг возможно. Жертва должна перестать играть по правилам. Ну, например, плюнуть в рожу палачу вместо того, чтобы послушно взойти на эшафот. Тогда правила будут нарушены, и система даст сбой. (Так и происходит, когда в тюрьмах поднимаются восстания.) В фильме Лилианы Кавани «Ночной портье» система так же дает сбой, но совсем по другой причине.

 

Дело в том, что Лилиана Кавани показывает нам палача, который влюбился в жертву. Эта любовь взаимна. Возможна, она противоестественна, но в рамках системы противоестественно все, что идет вразрез с правилами. Именно поэтому горстка оставшихся в живых нацистских преступников и противостоит этой любви. Они боятся за свою систему. (Хотя непонятно, как их всех не поубивали в Австрии после краха Гитлера…) Так вот. Макс и Лючия обречены. Они нарушили правила. Они больше не принадлежат системе. При этом нравственно они не меняются. Макс, к примеру, так и остается палачом, но (и это очень важно!) палачом, поднявшим бунт.

 

Собственно, об этом и снята пронзительная картина «Ночной портье». Безупречная игра Шарлотты Рэмплинг и гениальная игра Дирка Богарда делают свое дело. Нам жалко героев. Нам жалко Макса, несмотря на то что он палач из СС. В 1974-м, в год выхода картины, все это воспринималось еще острее. А Дирк Богард действительно творит здесь чудеса. Он мастер жонглировать эмоциями. Этих эмоций у него целая палитра. Его лицо это лицо слабого человека, но когда он играет героев, облеченных властью, он наглядно демонстрирует, как страшен слабый человек, за которым стоит система. Крах, который терпит Макс, это не вполне обычный крах. Он скрывает высокие чувства, которые парадоксальным образом чуть было не сделали из палача героя-любовника, готового за свою любовь погибнуть. Такое тоже иногда случается.

  1. ЛИЛИАНА КАВАНИ, «НОЧНОЙ ПОРТЬЕ», 1974

10.06.2015, среда, 03:42

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *