524. КШИШТОФ КЕСЛЁВСКИЙ, «ТРИ ЦВЕТА: БЕЛЫЙ», 1994

три цвета белыйВот какая штука: я пишу рецензии довольно часто и написал уже свыше пятисот. А все же есть ряд достойных, как мне кажется, режиссеров, о которых я ни разу ничего не говорил. Я постоянно держу в голове трех китов: Вуди Аллена, Мартина Скорсезе и Дэвида Линча. Ну вот как-то не пришлось посвятить им свои записи. И вот еще один кит: Кшиштоф Кеслёвский. Сегодня я смотрел его впервые, я выбрал картину наугад и нырнул, не зная, что меня ожидает.

 

И меня будто ударили обухом по затылку. Потому что «Три цвета: Белый» оказался намного сложнее и глубже, чем я предполагал до просмотра. Ну ладно. История о маленьком (и в прямом и в переносном смысле) поляке, который всеми мыслимыми и немыслимыми путями становится успешным человеком. В самом начале он пребывает в довольно жалком положении: от него уходит жена, и он без денег остается на чужбине (во Франции). Потом он перебирается на родину, но как?!! В чемодане, в багажном отсеке. Этот эпизод настолько сильно выбивается из общей канвы повествования, что начинаешь думать: а не шутит ли с нами режиссер? Очень может статься, что и шутит. Потому что все остальные злоключения поляка это еще куда ни шло, это похоже на правду; но путешествие в чемодане попахивает сюрреализмом. Словно режиссер говорит: «Любые события в нашей бренной жизни так же невероятны, как поездка в чемодане через границу».

 

Здесь есть еще эпизод, в котором герой не может выйти из телефонной кабины, и это похоже на сюжетную параллель с томлением в чемодане. Но этот эпизод ничем не кончается, он просто обрывается: как поляк выходит из кабины, режиссер не показывает.

 

А смысл вроде не так уж и сложен. Иногда ты ешь медведя, иногда медведь ест тебя. Черная полоса сменяется белой. Но в случае с нашим героем все усложняется его нерешительностью и страстью к той женщине, которая была его женой и вот так некрасиво бросила его на произвол судьбы.

 

Да, счастье рано или поздно улыбается персонажу. (Или строит гримасу?) Но в голове почему-то остаются его слова о том, что все мы терпим. Это он так о человеческом бытии отзывается. И даже в те минуты, когда он перебирает в руках пачки денег или обсуждает деловые вопросы с деловыми людьми, он помнит о том, что жизнь это терпение. Иначе для него и быть не может; слишком много он хлебнул в зачине. Он прекрасно осознаёт, что нынешняя удача это просто пшик. Он, кстати, часто рискует жизнью, несмотря на свою нерешительность. И все же он упрямо идет к успеху, потому что это тоже закон существования: нужно чего-то добиваться. Ну а чего он добивается на деле, никто никогда не узнает. Финал остается открытым. Белая полоса, черная… Любовь… Что там еще у него будет? Кшиштоф Кеслёвский загадочно молчит, и это молчание истинного философа.

  1. КШИШТОФ КЕСЛЁВСКИЙ, «ТРИ ЦВЕТА: БЕЛЫЙ», 1994

04.08.2016, четверг, 12:23

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *