509. ФЕДЕРИКО ФЕЛЛИНИ, «РЕПЕТИЦИЯ ОРКЕСТРА», 1978

репетиция оркестраФильм Федерико Феллини «Репетиция оркестра», на первый взгляд, довольно прост для интерпретации. В самом деле, куда уж проще? Вот оркестр и вот дирижер; вот конфронтация между ними. За глубокими смыслами вроде бы далеко ходить не надо. Мы видим, как дирижер конфликтует с оркестром; что же должно слететь с языка рецензента? Да хотя бы вот: дирижер это сам Феллини, а оркестр — съемочная группа. Феллини не мог снимать свое кино без конфликтов, потому он и высмеял свои отношения с подчиненными. Он уподобил их распоясавшимся школьникам, а себя — строгому учителю. Имеет такая интерпретация право на существование? Разумеется, она так и напрашивается.

 

О‘кей, можно копнуть и шире. Дирижер это не конкретный Феллини, а некий абстрактный творец, который имеет дело с живым материалом. Оркестр ему нужен как средство для воплощения своих смелых замыслов. Конфликт опять-таки неизбежен, потому что в оркестре сидят не роботы, а люди. Творческие люди, если быть точнее. Творческие люди всегда хотят анархии. И анархия не замедляет явиться. Дирижера все ненавидят. Его же побаиваются. Но стадное чувство берет верх над страхом, и вот уже можно и оскорбить несчастного дирижера, и швырнуть в него огрызком. Оркестр гуляет. А дирижер (художник, который единственный из всех имеет представление, что и как нужно делать) стоически сносит удары от сошедших с катушек сквернавцев. Он не может без них обойтись, но они же доведут его до инфаркта. Так устроено искусство.

 

Но давайте копнем и еще шире. Давайте представим, что дирижер это пастырь, а оркестр паства. Теперь аллегория будет немного другой. Дирижер не обязательно человек искусства. Он нечто большее. Он ведет за собой людей. Он желает им добра. Они не платят ему тем же. Они эгоистичны, своенравны и дурно воспитаны. Дирижер желает привести их к чистому источнику или же подарить им некую благодать, но паства этого не видит. Что с них взять — потенциальные предатели. Ученики когда-то предали Христа. Так почему бы нам не подумать о том, что оркестр здесь это те же самые ученики, которые не хотят видеть истины? Очень может статься, что так оно и есть.

 

Но Феллини хитер. Он, разумеется, держал в уме все вышеперечисленные интерпретации, однако, показывая дирижера и непослушных музыкантов, спрятал в рукаве еще один козырь. Все мы хорошо помним, как в его картине внезапно начинает рушиться здание. А это что? Нам поначалу казалось, что отношения между собой выясняют лишь дирижер и оркестр; ан нет — в дело вмешиваются некие высшие силы, которые уравнивают толпу и лидера; делают их одинаково беззащитными. Когда мы смотрим, как рушится здание, мы понимаем, что теперь уже ничего не имеет значения. Что там замышлял дирижер? Какая разница! — сейчас ему долбанет по башке кирпичом, и не будет никакого дирижера. А что там провозглашали олухи из оркестра? Теперь это не несет никакого смысла, ведь они в любой момент могут провалиться в подвал и их завалит обломками. Значит, оппозиция оркестр — дирижер не стоит и выеденного яйца? Значит, существует нечто, что сильнее их споров? Значит, кто-то следит за ними с небес? То-то и оно.

 

Вот как хитро выстроил сюжет Маэстро. Он слишком хорошо понимал, что достаточно малейшего дуновения ветерка, чтобы разрушились его великие помыслы. Он понимал, что судьбы его подчиненных зависят вовсе не от его прихотей, а от чего-то еще, чему трудно подобрать имя, да и не нужно этого делать, ибо имя Бога никто никогда не произносит вслух. Вот вам и репетиция, которой заправляет вовсе не дирижер. Вот вам и интерпретация.

  1. ФЕДЕРИКО ФЕЛЛИНИ, «РЕПЕТИЦИЯ ОРКЕСТРА», 1978

08.07.2016, пятница, 07:00

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *