475. БО АРНЕ ВИБЕНИУС, «ТРИЛЛЕР: ЖЕСТОКИЙ ФИЛЬМ», 1973

триллерСтаринный дружбан Эрик Беннасер горячо рекомендовал мне «Триллер: Жестокий фильм». У Эрика хороший вкус, в чем я лишний раз и убедился. Я тут задним числом узнал, что сия поделка — любимый фильм Тарантино. Ну насчет того, что любимый, это я сомневаюсь (все-таки у него каждый второй трэш любимый), но, несомненно, атмосферу безделицы он вкурил хорошо и, возможно, образ одноглазой девки-убийцы появился в «Билле» именно благодаря Кристине Линдберг, которая тут расхаживает с элегантной повязкой на глазу; почему бы и нет? Ладно, врубаем погромче Эрика Клэптона в паре с Би Би Кингом и размышляем, что же тут такого сверхвыдающегося?

 

По большому счету — ничего. Ну были 70-е годы, была сексуальная революция, режиссеры напропалую шлепали кино про поруганных девушек, которые, дойдя до отчаяния, палили из стволов по своим палачам. Никто не прочил таким фильмам большого будущего, да и не случилось этого. Просто уже сейчас, в эпоху Интернета, любители всего необычного выискивают подобные творения, цокают языками и приговаривают: «Кто бы мог подумать». Да еще разномастные кинодеятели, из которых Тарантино самый успешный, щедро воруют идеи у энтузиастов из канувшей в Лету эпохи, но ставят дело на более широкую ногу. В общем-то с этим понятно, элитарное кино это ведь не только Тарковский, но еще и дешевый трэш, который ныне считается культовым и который в конечном счете все же неизвестен широкой аудитории.

 

Бо Арне Вибениус это шведский режиссер. Скандинав как он есть. При том что горазд на изощренные выдумки, праздничной атмосферы не любит. Мне скажут, что в столь бескомпромиссном кино она и не уместна, но я упрямо спишу отсутствие праздника на шведский менталитет. История же такова: в детстве героиня сделалась немой из-за того, что ее изнасиловал некий мерзкий старик. Потом она выросла и жила-поживала в шведской деревушке, попутно разводя коров и торгуя молоком. Самая нелепая сцена это сцена в коровнике, где девка одета так, будто собралась на дискотеку. Модные брючки, малюсенькие башмачки, броское пальтишко… Или у них в Швеции в такой одежде все по коровникам ходят? Братцы, коровник это всегда кучи навоза; это всегда неприятный запах, который впитывается в одежду; после коровника люди часами под душем трутся и то не могут от запаха избавиться. А тут модные брючки. Ладно, проехали…

 

В общем, девушку берет на карандаш некий злодей, заправляющий в борделе. Злодей вполне себе флегматичный и даже чуть лоховатый. Если бы он вздумал пройтись по какому-нибудь Гарлему или по Озеркам, он в минуту забыл бы о том, что он злодей, а бежал бы без штанов в свою тихую и спокойную Швецию образца 1973 года, где можно безбоязненно подсаживать модных девушек на героин, а для острастки выкалывать им глаза.

 

О да, наша непокорная героиня за свою непокорность лишается глаза. Привлекательности при этом она не теряет, и ее с удовольствием пользуют разные нехорошие люди в борделе. Сам бордель толком здесь не показан. Просто комната и кровать — вот вам и весь антураж. А где же общая зала? А где же добродушные толстяки с яркими девицами на коленях? Где шампанское и пирожные, которыми толстяки угощают веселых девиц? Ничего не скажу, скуп на детали режиссер, и не надо мне только говорить, что это у него такой киноязык. Он тупо скуп.

 

Ну а концовка шикарна. Тут наш шведский оторва с удовольствием цитирует итальянские спагетти-вестерны и демонстрирует нетривиальный способ казни главного злодея-флегматика. Одноглазая девица его таки переиграла. Это отнюдь не спойлер. Это было ясно с самого начала. Такие у нас на сегодня пироги.

  1. БО АРНЕ ВИБЕНИУС, «ТРИЛЛЕР: ЖЕСТОКИЙ ФИЛЬМ», 1973

06.05.2016, пятница, 10:58

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *