64. ДЖУЗЕППЕ ДЕ САНТИС, «ГОРЬКИЙ РИС», 1949

ДЖУЗЕППЕ ДЕ САНТИС, «ГОРЬКИЙ РИС»., 1949Картину «Горький рис» я посмотрел по двум причинам. Во-первых, хотелось взглянуть на что-то из настоящего, корневого итальянского неореализма. Впечатление осталось самое что ни на есть сильное. Во-вторых, меня интересовала молоденькая Сильвана Мангано. Я эту актрису вроде бы знал по фильмам Пазолини и Висконти, но, как выяснилось, знал все же не слишком хорошо. В 49-м ей было всего 19. Предложенную роль она сыграла замечательно. И есть все основания полагать, что именно на ту пору пришелся расцвет ее карьеры.

 

Я так думаю еще и потому, что у Висконти, насколько я понял, она сыграла более-менее цельный характер только в «Ведьмах». «Смерть в Венеции» не считается, так как там ее роль почти незаметна из-за блестящего Дирка Богарта. Да и роль в «Семейном портрете» тоже не очень убедительна. У Пазолини Мангано раскрылась в большей степени, но что-то меня от ее героинь — что в «Теореме», что в «Эдипе» — отталкивало. Я даже и предположить не мог, что эта костлявая женщина с острыми чертами лица в юности была такой пухленькой и привлекательной.

 

Кроме того, я был приятно удивлен, увидев, как она прекрасно танцует в картине де Сантиса. (Сцена танца одна из лучших в фильме.) Коротко говоря, здесь я увидел совсем другую Мангано, и это было очень хорошо. В «Горьком рисе» ее персонаж самый сложный. Она играет крестьянку с замашками аристократки. Бедную девушку с большими запросами. Своенравную уборщицу риса, готовую рисковать ради призрачного счастья. Другие герои тоже хороши, но первую скрипку все же играет Мангано. (Сколь неправ был Никита Михалков, дав ей в своих «Очах черных» роль неинтересную и невыразительную!)

 

Вообще картина «Горький рис» удивила меня вот чем. По сравнению с авторским итальянским кино 60-х — 70-х она очень тщательно проработана. Над сценарием трудилась куча человек; операторы снимали настолько сложные планы, что только диву даешься; вдобавок в картину нагнали кучу массовки и вывели множество очень ярких персонажей даже не второго, а третьего плана. В общем, сил в «Горький рис» вбухали много, и результат действительно впечатляет.

 

Перед просмотром я опасался, что история, снятая в далеком 49-м, меня никак не заденет. Я ошибался. Конечно, я и раньше смотрел фильмы, снятые и в 30-е, и в 40-е. Но как-то для себя проводил границу 59-м годом — годом, когда Феллини снял «Сладкую жизнь». Фильмы после «Сладкой жизни» я воспринимал как современные, а фильмы до — как архаику. Теперь, после «Горького риса» я свои взгляды пересмотрел и думаю, что надо увидеть побольше старых картин. В древние времена снимали очень добротно и правдиво. А мы, зрители, если вдуматься, от древних времен не слишком-то далеко и ушли.

 

64. ДЖУЗЕППЕ ДЕ САНТИС, «ГОРЬКИЙ РИС», 1949

16.11.2013, суббота, 03:02

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *