53. ВАДИМ АБДРАШИТОВ, «ПЬЕСА ДЛЯ ПАССАЖИРА», 1995

вадим абдрашитов, пьеса для пассажира, фильмМесть это блюдо, которое нужно подавать холодным. Так говорят. Еще говорят, что цель мести не справедливость, а удовольствие. Но хороший человек не умеет мстить. Не умеет ждать годами того момента, когда можно будет посмотреть раздавленному врагу в лицо и громко рассмеяться. Лучший фильм о мести, который я смотрел, это «Однажды на Диком Западе» Серджио Леоне. Однако там все прямолинейно. Злодею не сочувствуешь. И вообще это вестерн; ситуация, представленная в нем, чересчур романтизирована. У Абдрашитова, разумеется, все по-другому. Вместе со своим постоянным сценаристом Александром Миндадзе он изобразил внешне простую, но трудноинтерпретируемую историю.

 

Что интересного увидел я в картине, помимо очень хорошей актерской игры (особенно это касается Маковецкого)? Во-первых, отсылки к великому фильму Марко Феррери «Большая жратва».
Герой с отбитыми внутренностями устраивает себе щедрый пир, зная, что от съеденных деликатесов он умрет. Впрочем, отсылки к «Большой жратве» ровным счетом ничего не дают для понимания фильма. Ну да, он хочет умереть, убедившись в своей несостоятельности как в жизни, так и в той ситуации, когда он предстает мстителем. Смерть он называет дальней поездкой — в этом контексте название — «Пьеса для пассажира» — начинает играть новыми красками. Человек, стало быть, только пассажир на полустанке под названием Жизнь. (Дурацкую песню Макаревича, уместную здесь, цитировать нарочно не буду, потому что Макаревич мне не симпатичен.)

 

Этим ли исчерпывается тема картины? Отнюдь. Попробуем размышлять дальше. Почему герой не отомстил? Пожалел или понял, что это не имеет смысла? Можно повернуть и так, и эдак. Почему его жертва не испугалась? А если испугалась, то почему не подала виду? Видите, сколько вопросов. Взять бы да и оставить их в стороне, пустившись в рассуждения о художественных достоинствах творения. Но ведь все-таки хочется разобраться. Может, следует отталкиваться от женских персонажей? Они все тоже очень непросты. Мужчины ими, скорее, тяготятся и используют их. Впрочем, не всегда.

 

Одна из историй чуть не перерастает в любовную драму, однако так ей и не становится. Философия выше земных радостей. Герои не хотят действовать, они хотят докопаться до истины. А истина, подобно скорому поезду, уносится вдаль. И получают они не истину, а шиш с маслом. В отличие от зрителя, который получает полтора часа динамичного повествования и, в том случае, если он хочет утвердиться в собственной сметливости, ночь раздумий над увиденным и прожитым. И это, по-моему, неплохо.

53. ВАДИМ АБДРАШИТОВ, «ПЬЕСА ДЛЯ ПАССАЖИРА», 1995

22.10.2013, вторник, 23:36

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *