48. О ТРИЛОГИИ ДАВИДА ЧЕРКАССКОГО. ЧАСТЬ I

О ТРИЛОГИИ ДАВИДА ЧЕРКАССКОГО. ЧАСТЬ IПоскольку пытливый читатель успел заметить, что мои заметки носят порой мемуарный характер, спешу его обрадовать: сегодня я намерен написать о двух классных девчонках, с которыми учился в РГПУ. Но прежде чем написать о них, скажу пару слов об одном из героев Давида Черкасского — поскольку он заявлен в заглавии — а именно о докторе Ливси из «Острова сокровищ».

 

Доктор Ливси чрезвычайно прекрасный персонаж. Никогда Черкасский еще не был так изобретателен. Его Ливси достоин пера Рабле или Гоголя. Каким он нам видится? Круглым идиотом и законченным мудаком. Но самое страшное в Ливси не это. Страшно, что от него зависят судьбы людей. Вот, допустим, Билли Бонс. Лежит он себе на больничный койке, и тут прибегает этот дебил и начинает ржать как гусь. Приятного мало. Храни нас Бог от таких врачей. Открою вам тайну: я думаю, что образ Ливси нисколько не гротескный. Такие люди существуют и в жизни. Они ржут и всеми командуют. От их бодрости хочется рыдать. Лучше бы все они уплыли искать сокровища и перестали досаждать окружающим.

 

Ну а теперь, плавно переходя к задуманному рассказу, вспомню довольно дурацкую цитату из «Капитана Врунгеля». Врунгель и Лом стоят на краю обрыва. Сзади пожар. Врунгель велит Лому прыгать вниз, в воду. Лом говорит примерно следующее, предварительно приложив ладонь к фуражке и сделав шаг в направлении края: «Христофор Бонифатиевич! Не хочу, не буду прыгать. Я лучше сгар-рю!»

 

Мы с Серегой, произнося эти слова, неизменно имели успех у Таньки К. и Аськи В., наших однокурсниц. Они смеялись от этих слов примерно как доктор Ливси. А нам этого и было надо, ведь молодым людям всегда приятно, когда девушки смеются над их шутками. С Танькой и Аськой мы часто пили пиво. Это началось с третьего курса.

 

До третьего курса мы учились в группе, где не было принято устраивать совместные пьянки. Потом мы попали в группу, где изучали зарубежную литературу, а там народ был более компанейский. Вообще мы пили пиво в разных компаниях и с разными девчонками — но чаще всего с Танькой и Аськой. Однажды встречали вместе Новый год (2000) у Аськи дома, но об этом я вспоминать не люблю, поскольку напился и был неадекватен.

 

Танька и Аська были общительными девчонками и с ними было легко и весело. Мы неоднократно приглашали их на наши выступления, но они, видимо, не считали, что занятия музыкой это нечто из ряда вон выходящее, и ни разу не пришли. Помню, одно время с нами выпивал еще один молодой человек, учившийся на курс младше.

 

И вот сидим мы в кабаке и слушаем саундтрек к «Криминальному чтиву». (Мы попросили бармена поставить этот диск.) Звучит песня «Girl You’ll Be A Woman». И тут он говорит: «Песню написал Рой Орбисон». Я как признанный знаток музыки в нашей компании говорю, что ни фига подобного. А он уперся: Рой Орбисон и всё. Я говорю: «Ну давай посмотрим, что написано на обложке». Я не был уверен, что на обложке написана фамилия автора. Но так и было. Все убедились, что песню написал не Орбисон. Немного помолчали. И тут Серега, которого за язык никто не тянул, и говорит этому парню: «Ну что? Обосрался?» Заливистый смех Таньки и Аськи был ему наградой.

 

В другой раз этот парень, желая меня подколоть, сказал мне с вызовом: «Покружимся, Виталик?» — «Позже», — отвечал я, не моргнув глазом. И Танька с Аськой опять хохотали до упаду. Последний раз все вчетвером мы встречались в 2004 году – отмечали мой диплом. Опять пили пиво. Но, разумеется, той развеселой студенческой атмосферы уже не было. В одну реку нельзя войти дважды.

 

48. О ТРИЛОГИИ ДАВИДА ЧЕРКАССКОГО. ЧАСТЬ I

15.10.2013, вторник, 00:28

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *