29. КАРЕН ШАХНАЗАРОВ, «ЯДЫ, ИЛИ ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ОТРАВЛЕНИЙ», 2001

ЯдыЕсли бы я задумал написать про сей фильм на пяток лет раньше, я бы его непременно разругал. Но вот с момента его выхода минуло двенадцать лет, и я вынужден признать, что фильм выдержал испытание временем. Надеюсь, всем понятно, что в данном полотне Шахназаров изрядно подражает нашему любимому Луису Бунюэлю, как он подражал ему и раньше — на съемках «Города Зеро» и «Снов». Да-да, не единожды Шахназаров попадал под влияние великого испанца. На сей раз без него опять не обошлось. Здесь все от Бунюэля — и ирония, и сюжетные ходы, и композиция, и система персонажей, и дух повествования. Согласно сюжету, молодому театральному актеру начинает изменять жена, причем факт измены преподносится в нарочито гротескной манере. Ухажера по имени Арнольд играет Баширов, что уже само по себе прекрасно. Затем актер встречает загадочного старца в исполнении Басилашвили, по поводу чего хочется сказать, что кашу маслом не испортишь. Параллельно с этим режиссер демонстрирует эпизоды из древней и не очень истории, которые живописуют различные злодейства, совершенные с помощью ядов. В конце концов на сцену выходит папа Александр Борджиа со своими детками — Чезаре и Лукрецией. Папу играет опять-таки Басилашвили, а Чезаре — Андрей Панин. Начинается фантасмагория. Нечто среднее между Бунюэлем и Феллини, но ближе все-таки к Бунюэлю. Три актера, которых я назвал, легко переигрывают остальных, занятых в фильме. Но и остальные играют на самом высоком уровне. Матерый Шахназаров, у которого к 2001 году за плечами уже было несколько шедевров, безусловно поймал кураж и рассказал историю об отравителях очень и очень смачно. Кстати, выражение «Поймать кураж» взято мной из его же фильма «Зимний вечер в Гаграх». Помню, как Серега Шляхтин, слыша от меня это выражение, всегда добавлял: «Поймать мамашу Кураж», а иногда даже так: «Поймать мамашу Кураж и ее веселых деток». Вот так с шутками и прибаутками я заявляю, что «Яды» остроумный фильм, снятый со вкусом. Ну а подражать Бунюэлю, поверьте мне, совсем не зазорно, а даже почетно. И если уж я захочу Шахназарову польстить, то скажу, что речь идет вовсе не о подражании, а о продолжении традиций и переосмыслении. Такой уж я льстец, что, впрочем, как в старину говаривал русский мужик, не беда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *