143. ВЛАДИМИР МЕНЬШОВ, «ШИРЛИ-МЫРЛИ», 1995

ВЛАДИМИР МЕНЬШОВ, «ШИРЛИ-МЫРЛИ», 1995«И Суходрищева?» — осторожно интересуется в трубку русский милиционер по имени Жан-Поль Николаевич. И я хохочу гомерическим хохотом, потому что очень уж смешно глядеть и на Суходрищева, и на Жан-Поля Николаевича, да и на всех остальных героев этой комедии. Вот уж не знаю, какие причины побудили оскароносца Владимира Меньшова в середине 90-х снять картину, состоящую почти сплошь из похабных шуток и изобилующую ненормативной лексикой. Картину, в которой нет места печальным ноткам. Картину, в которой все только и делают, что поскальзываются на банановой кожуре и швыряются тортами. Здесь не нужно много думать, нужно просто расслабиться и получать удовольствие, глядя на то, как самые матерые из российских актеров откровенно валяют дурака. Впрочем, главная тема сего творения вовсе не смешна. «Ширли-Мырли» это фильм о национальной нетерпимости и прежде всего об антисемитизме.

Сейчас подобный сюжет уже могли бы и завернуть — в последние годы русские стали очень уж похожими на карикатурные типажи из картины Меньшова. Но придумано все очень ловко. Каково антисемиту Кроликову узнать, что его родной брат еврей? Еврей, ненавидящий цыган, в свой очередь, узнаёт, что есть еще и брат-цыган. И плодятся братья, как кролики, и переполняет их сердца горячая ненависть к людям с другой кровью, а деваться-то некуда. И кипят на фоне сей вражды страсти совсем уж идиотского порядка, и почему-то делается от этого очень смешно. А в веселом угаре зритель даже и не замечает, что, к примеру, Гаркалин и Чурикова изображают, мягко говоря, не вполне родственные отношения, и цитата из «Заводного апельсина» с фаллоподобной вазой тоже угадывается далеко не всеми.

Но к чему подобные домыслы, коль скоро всё тут и так направлено на самые низменные чувства? «Ширли-Мырли» это тот самый карнавал, о котором писал Бахтин, чтобы хоть как-то оправдать кучу непотребностей в «Гаргантюа и Пантагрюэле». Карнавал, в котором доминирует телесный низ. Здесь запросто вкатывают десятилитровые клизмы, а невеста даст хорошую фору нимфоманке Джо из последнего фильма Триера. Неужто год 1995-й и впрямь был таким безумным? Вряд ли. Просто очень уж хочется иногда спустить все тормоза и оторваться по полной. И Меньшов дает нам такую возможность.

Где-то год назад этот фильм показывали днем по каналу орт. Я подумал, что мне это снится, потому что знал, сколько слов наподобие «жопы» произносят тут герои. Но ничего. Все эти слова запикали, убив тем самым саму идею, лежащую в основе. В 1995-м такого бы не случилось. И не за нравственностью сегодня следят наши цензоры, а всего-навсего демонстрируют слоновье ханжество. Такие вот дела с этой неудобной для сегодняшних «культурных» бонз картиной. Но ведь запрещать ее нельзя. Легче навесить какой-нибудь ярлык и искромсать ножницами. Мы еще к этому придем, я вас уверяю. Я, если вы еще не заметили, пессимист, не лишенный, впрочем, идиотской жилки.

 

143. ВЛАДИМИР МЕНЬШОВ, «ШИРЛИ-МЫРЛИ», 1995
28.05.2014, среда, 05:07

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *